Группа компаний Континент
Офис в Санкт-Петербурге:
+7 (812) 372 55 70
+7 (911) 000 79 56

Обзор судебной практики Северо-Западного округа по таможенным спорам за декабрь 2017 г.

Обзор судебной практики Северо-Западного округа по таможенным спорам за декабрь 2017 г.

Юридическая компания "Магистраль" продолжает серию публикаций, посвященную актуальным изменениям в судебной практики Северо-Западного округа в категории таможенных споров.

Наши юристы представят важную и своевременную информацию о векторах судебной практики и ключевых выводах судов по делам, посвященным таможенным спорам.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РФ

1. Определение Верховного Суда РФ от 25.12.2017 № 305-КГ17-12541 (дело о подгузниках).

Классификация многокомпонентного товара производится по составляющим его компонентам, их объективной роли и значимости в функциональности товара. При этом при определении материала (компонент), который придает товарам основное свойство, необходимо учитывать, что совместное действие нескольких материалов (компонентов) не означает, что их роль в функциональности многокомпонентного товара является равнозначной.

2. Определение Верховного Суда РФ от 27.12.2017 № 305-КГ17-13486 (дело о цистернах)

Суд не может не учесть код комбинированной номенклатуры Европейского союза, указанный в экспортной декларации, поскольку само по себе различие в классификации одного и того же товара в стране экспорта и в стране импорта указывает на возможность произвольной классификации и нарушения принципа равенства участников внешнеэкономической деятельности.

3. Определение Верховного Суда РФ от 26.12.2017 № 305-КГ17-12383 (дело об утилизационном сборе)

Это означает, что все существенные элементы юридического состава утилизационного сбора, в том числе, его базовая ставка и порядок исчисления, должны быть установлены законом и принятыми в соответствии с ним нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации. Определение данных элементов и соответствующих им обязанностей плательщиков сбора в рамках правоприменительной деятельности таможенных органов, равно как и восполнение пробелов в порядке исчисления сбора по аналогии, не может быть признано правомерным. Судебная практика исходит из допустимости устранения неясностей в порядке исчисления обязательных публично-правовых платежей в тех случаях, когда это не выходит за пределы толкования соответствующих норм и необходимо для обеспечения реализации принципов равенства плательщиков, экономической обоснованности платежей и т.п. Принимая во внимание, что расширительное истолкование понятия «максимально допустимая техническая масса» в отношении самоходных машин способно приводить к двукратному изменению размера утилизационного сбора, следует признать, что данный вопрос имеет существенное значение с точки зрения соблюдения принципа формальной определенности норм, регулирующих взимание данного фискального платежа. В связи с этим у судов, при наличии неопределенности в правовом регулировании, отсутствовали законные основания для того, чтобы истолковывать правила исчисления утилизационного сбора в сторону увеличения фискального бремени, возлагаемого на его плательщиков.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА

1. Постановление АС СЗО от 04.12.2017 по делу № А56-83746/2016

Решение о корректировке таможенной стоимости было признано правомерно, поскольку (1) при наличии разногласий в коммерческих документах относительно стоимости товара декларант не подтвердил факт оплаты товаров, (2) проформа-инвойс не подтверждает согласованность цены товара, если в контракте определено согласование цен в инвойсах и упаковочных листах, (3) представленный прайс-лист не содержит даты начала и окончания его действия; (4) суд признал условия поставки FOB Шанхай сопоставимыми с FCA Китай и CFR Владивосток.

2. Постановление АС СЗО от 06.12.2017 по делу № А56-85262/2016

Как правильно указали суды, классификация товара для целей таможенного контроля относится к компетенции таможенного органа, отнесение экспертом спорного товар к конкретной товарной позиции (субпозиции и т.д.) является предположительным, а выводы указанного акта не являются бесспорными и однозначными.

3. Постановление АС СЗО от 14.12.2017 по делу № А42-1265/2017

Если компания, не получив от иностранного покупателя денежные средства за поставленные товары, вела переговоры, направляла претензии, обратилась с соответствующим иском, предпринимала действия по контролю благонадежности покупателя, то неправомерно привлекать ее к ответственности по ч. 4 ст. 15.25 КоАП РФ. В этом деле судами также учтена история взаимоотношений между компанией и иностранным покупателем.

4. Постановление АС СЗО от 13.12.2017 по делу № А56-8071/2017

Решение о корректировке таможенной стоимости признано правомерным, поскольку декларант не доказал отсутствие влияние взаимной связи с продавцом на цену сделки.

5. Постановление АС СЗО от 07.12.2017 по делу № А21-9939/2016

Решение о корректировке таможенной стоимости признано правомерным, поскольку документы, представленные в таможню в электронном виде, и документы на бумажном носителе имеют существенные различия. Также суд отметил, что неотражение в судебных актах всех имеющихся в деле доказательств либо доводов стороны не свидетельствует об отсутствии их надлежащей судебной проверки и оценки.

6. Постановление АС СЗО от 14.12.2017 по делу № А56-81652/2016

Таможенное законодательство не устанавливает специальных требований к оформлению и содержанию прайс-листа.

7. Постановление АС СЗО от 14.12.2017 по делу № А66-14521/2016

Представление декларантом не оригиналов, а копий документов, само по себе не может являться достаточным основанием для корректировки таможенной стоимости товаров в отсутствие доказательств того, что заявленные в них сведения о таможенной стоимости недостоверны или недостаточны. В данном случае наличие обоснованных сомнений в достоверности сведений, содержащихся в представленных при таможенном оформлении и в ходе дополнительной проверки документах, таможенным органом документально не подтверждено.

8. Постановление АС СЗО от 25.12.2017 по делу № А56-1222/2017

Довод о том, что заключение специалиста не может считаться допустимым доказательством по делу, поскольку в нем отсутствуют сведения о предупреждении эксперта за дачу заведомо ложного заключения доказательства, является несостоятельным.




Вернуться назад